Перейти к контенту
Horgy

Литературное творчество сталкеров

Рекомендуемые сообщения

Вопчем так.

У кого есть желание выразить себя небольшими рассказами (как у Хорги), пишем сюда.

С большими произведениями - открываем свою тему. НО!

Не пхайте все в первый пост - пишите в нем название (если есть) или еще что.

 

Небольшое изменение в правилах по отношению к этой теме.

В этой теме разрешен даблпостинг и триплпостинг авторам произведений. (повторные посты, до 8-и на страницу) ТониТень

Ссылка на комментарий

"Когда все пройдет"

Лучше бы не читал, теперь в игре буду этого кровососа высматривать. :)

m2Vs9P3.png

S.T.A.L.K.E.R. is the way of life

Ссылка на комментарий

Честно? Ни один автор не понравился :)

Ну так авторы - не доллары, чтобы всем нравиться :)

 

теперь в игре буду этого кровососа высматривать. :)

Не думаю, что найдешь. Сахаров с Кругловым почти уверены, что он уникален в своем роде. Им виднее. :) Так что можешь смело всех валить. :)

  • Нравится 1
Ссылка на комментарий

Murarius, про твои работы можно отозваться положительно в том смысле, что иронические рассказы хороши тем, что не заставляют вчитываться в диалог и ломать голову на предмет философских измышлений автора- а вдруг я понял автора неправильно, а он имел ввиду совершенно другое. Поэтому, я больше предпочитаю легкое чтиво.

Ссылка на комментарий
Ссылка на комментарий

Приветствую!

Mari, по началу хотелось спошлить и нагрубить в твой адрес, но каждый имеет право на свою точку зрения.... Скажу только, что тема Чернобыля ну ни как не может быть ,,легким чтивом,, и каждый герой попадает в зону отчуждения ну аж ни как не на прогулку перед ужином. Некоторые пытаются хохмить, шутить и прикалываться над ГГ , некоторые делают откровенные приколы для разрядки.... Я тоже пытался внести элементы юмора в ситуацию (как это получилось - судить читателю) потому что считаю без юмора у людей начинает ехать крыша . Классная шутка способна разрядить обстановку и снять напряжение не только в игре или книге, но и в жизни , проверено на собственом опыте в ситуациях ну ни как не похожих на ,,легкое чтиво,,

 

ну, как-то так

 

Удачной охоты !!!

Ссылка на комментарий

И это не хорошо и не плохо.

Это - хорошо. Может, кто-то скажет - плохо, но это - Жизнь... Она может сложиться - так или иначе, но никто не сможет отнять её составляющую - НАЛИЧИЕ Жизни, не как формы существования, а как СПОСОБА...

Жизнь может быть - любой, но всегда она будет непредсказуемой, загадочной и неповторимой...

И МЫ, можем быть - такими, какими мы - РЕШИМ быть. Автор сумел это передать. Меченый, сумел это - реализовать.

 

"Ошибок наших - мне не жаль... Но - отвечать за них, увы - НАМ."

 

"Когда всё пройдёт", это замечательный отрывок из творчества @Murarius.

Почему - отрывок? Потому, что Жизнь - НИКОГДА не прекращается.

 

Слукавил Мур, уж вопросив: "Я критику приемлю" - , читатель в меру был спесив, и молвил сокровенно:

"Это, не выжимки Ума, не - светопретставленье, такая буча для ума, это - ПРОНИКНОВЕННЕЙ..."

Изменено пользователем Ушастик
  • Нравится 1
http://steven-jobs.ru/zhizn-stiva-dzhobsa


Во Имя: Всемогущего А-Лайфа и Всевидящего Рэндома. imho

Ссылка на комментарий

Приветствую!

А тут я, на блотной козе со своим Инопланетянином. Кому нравится, кому нет... У каждого свой вкус... 

Прошу бриться...

Глава 8. ,,Опять перекрестили,,

 

Утро было прохладным и заставляло двигаться в темпе и без лишних остановок. За час с небольшим пути от Армейских складов добрался почти до Бара. Вот уже видны ангары, между которыми северный блок-пост… Стрелок остановился. Что-то или кто-то впереди не дружелюбно настроенный ждал его. Может и не его, но пришел первым Стрелок, а значит, ему и расхлебывать кашу. Минута ожидания не дала никаких результатов. Перемещаясь в лавировку по поляне, чувство опасности все сильнее начинало давить на психику. Но его не видели и это ощущение, не однократно проверенное в своих мытарствах не могло не радовать. Стрелок шел в полный рост и если бы это был человек, то давно уже гремели бы выстрелы. Выстрелов не было, а значит, где-то притаилась серьезная зверушка, возможно, просто спит и не видит его. Стрелок замер, край глаза уловил не значительное движение под одним из кустов. Только этого не хватало для полного счастья. Под кустом развалилась химера внушительных размеров. Достав дробовик и пытаясь как можно тише начал его перезаряжать картечью. Ну, что ж, начнем танец с бубном, а там и долговцы подоспеют, может быть. Бубна с собой нет возьмем пару РГДшек. Сорвав сразу оба кольца и в момент броска первой выпустил чеку второй. От удара гранаты по телу химера начала вставать и тут подлетела вторая граната. Почти синхронный взрыв двух гранат подбросил тело химеры вверх. Зверь быстро рассмотрел обидчика и метнулся к Стрелку. Зная поведение хищника Стрелок начал спиной назад быстро отходить, заставляя химеру начать разгон. Сцена была разыграна как по нотам. Пытаясь быстрее достать добычу, химера начала прыжок, которого так ждал Стрелок и начал движение на встречу. Проскальзывая под телом летящей химеры на коленях, разрядил всю обойму. Вскочил и побежал, на ходу перезаряжая оружие. Семь шагов, разворот и продолжаем убегать спиной назад. Химера уже набирает новый разгон и начинает прыжок – трюк с подныриванием опять срабатывает по полной. Семь шагов с перезарядом и разворот… Краешек глаза улавливает движение со стороны блок-поста и в этот момент начинается стрельба. Все так же двигаясь спиной начал стрельбу и Стрелок. Химера, не долго думая, кинулась в сторону надвигающейся толпы. Тут долговцы все, как по команде, прекращают стрельбу и рассыпаются в разные стороны оставляя на прямой одинокого сталка методично всаживающего в надвигающегося зверя выстрел за выстрелом. Еще выстрел и химера рухнула не добежав до сталка. Только что наростающее хорошее настроение сменилось злостью при виде довольного Федьки Филина. Опять этот шпаненок на рожон лезет. Что за человек? Вроде ж все рассказал, а он опять в лоб прет…



Подходя ближе услышал не довольное бурчание одного из долговцев:

- Меченый, ты опять за собою заразу припер на хвосте!?

- Я припер? Да вы бы хоть изредка нос дальше мешков если б высовывали, то давно эту тварь приговорили. А то они рейды по зоне делают, а под носом у себя не видите…

- Слышь, бродяга, не борзей, а то отдам приказ и тя в жизни не пустят больше в Бар!

- Да ну? А давай попробуем. Ты наверно хочешь увидеть как я пройду по трупам? Ну, давай свой приказ, и живые позавидуют мертвым…

В воздухе повисла звенящая тишина. Казалось, что слышно как шумят под ногами травинки. Два сталка стояли друг против друга вглядываясь в глаза. Напряжение вокруг нарастало… Один из долговцел чуть позади начал снимать шлем экзоскелета. Взяв его в руку и выступил вперед, положил вторую руку на плече Стрелка, сказал:

-Будя уже вам. Меченый, довольно волну гнать. Ты чел уважаемый и знаешь, что в Баре тебя никто не тронет. Мы всегда рады тебя видеть. Так что ствол на предохранитель и проходи. Подурковали мальца и будя. Договорились?

Опять в воздухе повисла тишина. Стрелок смотрел в это лицо и не мог вспомнить, где он его видел. Из памяти выплывали картинки стоящего в пол оборота к нему сталка и что-то кричащего, но оружие стреляло куда-то в сторону. Это было лицо из прошлой жизни. С владельцем этого лица они когда-то попали в переплет, вот только кто кому помогал тогда, что за вечеринка была, это ускользало. Взвизгнула пружина магазина принимая последний патрон. Не сводя взгляда с собеседника, Стрелок вставил магазин и потянул затвор. В звенящей тишине все услышали как затвор загнал в казенник патрон и опять секунды начали растягиваться в минуты. В воздухе замерли вездесущие мошки… Щелчек предохранителя был подобен взрыву гранаты свалившего гору с плеч.

- Не гоже другов стрелять, проходи смело Меченый.

За спинами долговцев сияла довольная ухмылка Федьки. Этого тут только и не хватало, мелькнула в голове у Стрелка мысль.

-Ты чего тут делаешь? Концерт окончен, пошли отсюда.

Довольный Федор только и смог сказать что-то невразумительное в знак согласия. Доганяя Стрелка идущего быстрым шагом начал сбивчиво говорить:

-Я, это, Лося тут встретил...

-Ну и завалил бы его. Открутил бы рога да продал.

-Этот Лось сам кому хочешь рога посшибает. Здоровенный мужик. Вот такого роста .

Стрелок остановился и посмотрел на Федьку поднявшего над головой руку.

-Слышал я о таком сталке, да как-то не довелось повстречать. И что же этот Лось?

-Классный чел. Это я с ним в Бар пришел...

Стрелок шел неспеша слушая рассказ Федора о его путешествии с Лосем. Так и дошли до поста Долга на территорию группировки. Неожиданный окрик вывел Стрелка из какого-то ступора:

-Химера, стоять!

Разворачиваясь и вскидывая оружие в поисках монстра опять услышал из-за спины голос часового:

-Э, Меченый, не дуркуй. Ствол на предохранитель и проходи, а Химера, если нужно, тебя пусть тут ждет. Его на базу я не пущу.

Посмотревши по очереди на обоих, Стрелок опустил оружие и подошел к Федьке:

- Иди к Бармену и закажи пожрать на двоих чего нить гаряченького, а я чуть попозжа подойду, потом и потолкуем.

-Я... это... я тебя тут подожду...

Уже чего-то натворил пацанюра. Кивнувши головой в знак согластя, Стрелок пошел. Сначала к полковнику Петренко, так сказать, разведать обстановку, а дальше будет видно...

###

-Приветствую, полковник. Ну, как у нас тут дела?

-Как сажа бела. Для начала, вот, держи, и протягивает Стрелку две пачки патронов. Мощная штука, как раз для твоей хитрой СВДшки. Пуля вроде как обычная, но при столкновении с целью, создается впечатление, что граната рванула. Бойцы где-то нарыли, испытали, а пользоваться боятся.

-Слышь, полковник, для начала вот что скажи, про винтовку то откуда знаешь? Я вроде как на показ ничего не выставлял? И что еще за подарки на халяву? Что-то меня все это напрягает...

-Успокойся, никакой шары. Тут недавно бойцы принесли половину месячной платы квада, купили патронов и просили тебе отдать. Ну, сам понимаешь, так просто я его не отпустил и заставил все рассказать. Вот он и поведал, как ты прикрыл их и только благодаря тебе они остались живы. Про дивную винтовочку тоже поведали. Вроде обычная СВД, но не совсем, иначе, зачем ты ее от них старался за спиной припрятать. У одного из тех парней глаз на такие штуки наметан. Вот парни и решили тебя таким образом отблагодарить. Деньги я им конечно же вернул, но хорошее дело должно быть оплачено. Теперь каждый раз, когда будешь в гости заходить, то буду отсыпать чего нить, так, на всякий случай, может еще кого из моих бойцов прикроешь. Не возражаешь?

-Мдааа уж. Ни фига не скроешь. А патроны эти, это изоморфы. Говорят, что появляются в аномалиях, только никто не знает откуда они там беруться. Толь кто попал в аномалию да сгинул, а патроны остались, толь еще как. Вот у меня есть такая парочка, но для винтореза, зацени. Одна беда, по ним не поймеш че за начинка у них.

-Всмысле, начинка?

-Да на вид они все одинаковые, вот только одни как пушечный фугас могут бетонную плиту в пыль разнести, а другой пробивает эту плиту на вылет и летит дальше.

И Стрелок протянул пару патронов из обоймы найденного винтореза. Петренко покрутив в руке вернул и сказал:

-Да уж, не обычные вещички, и что странно, в руке почти не нагреваются. Ладно, харош про шкурное, пошли к Воронину. Он для тебя речь пламенную приготовил. Об остальном поговорим позже.

###

Генерал Воронин как всегда сидел за своим столом с ворохом бумаг. Взглянувши из под лба на вошедших Петренка и Стрелка медленно встал. Заложив руки за спину начал без приветствия:

- Наличие в зоне сталкеров это грубое нарушение...

Петренко грубо прервал монолог генерала:

-Воронин, ты же мне обещал... Это не наш солдат, а вольный бродяга! И этот бродяга вечно спасает наши как не души так задницы, а ты опять пытаешься вкрутить ему мозги.

-Долг всегда...

-Воронин!!!

-Хорошо. Долг... В общем, я благодарен тебе за информацию про подрывника. Еще бы пару часиков и на карте можно было бы удалить метку бара. Мои бойцы отработали по твоей инфе парня и то что ты просил тоже узнали. Вот место куда он жоджен был двинуть от нас. Генерал протянул листок бумаги сложенный вдвое. Я так понимаю, ты сейчас туда двинешь, разборки устраивать? Помощь Долга тебе не нужна? Стрелок отрицательно покачал головой. Такой долг мы не в состоянии оплатить. Единственное, что я могу для тебя сделать, так это открыть наши оружейки и предложить взять то, что тебе нужно.

- Благодарю, но оружие у меня есть, мне бы патронов к ВАЛу где раздобыть.

- За патронами к Петренку. Если еще будут проблемы - заходи. Но лучше бы просто так зашел, на рюмку чая.

Петренко одернул за руку Стрелка и они вышли в коридор.

-Меченый, не обижайся на генерала. Ему проще застрелиться чем что-то у бродяги попросить или одолжить, а тут ты да с таким сюрпрайзом. Он толковый мужик, но слишком гордый. Если б не он, то давно бы ,,Долг,, стал легендой зоны о сильной и надежной группировке. А так еще воюем.

-Это не мое дело. Не пытался застрелить и то хлеб. Так что там на счет патрончиков он сказал? Мол, бери скок хо, но у Петренка.

- Слышь, Меченый, если ты собрался открыть свой магазин патронов, то не надейся. И оба засмеялись.

-Ну, так сотню дашь?

-Сотню нет, а вот положенный боекомплект нашего бойца получишь. А это три сотни. Хватит?

-Не не не, ты че, полковник, на кой черт мне такая гиря в рюкзаке? Давай я возьму сотню, а остальные потом заберу, можно так?

На том и порешили. Еще поболав обо всем и ни о чем сразу Стрелок откланялся и вышел во двор. За постом по прежнему стоял Федька. Взглянувши на него Стрелок вспомнил как его назвал долговец ,,Химера,, Это что тут такого нужно было учюдить чтоб такое прозвище схлопотать. И если его так уже долговцы называют, то теперь не отмоешься. Ладно, разберемся по ходу пъесы. Проходя мимо Федора Стрелок махнул рукой и тот как преданная собаченка побежал за ним. При входе в бар кто-то крикнул: ,,Химера, опять пришел чудить?,, Федька уже начал разворот, чтоб дать заднюю из бара, но команда Стрелка его остановила: ,,Стоять! За мной!,, С другого конца бара еще кто-то заговорил: ,, Меченый, ну у тебя и дружбан! На днях тут чуть бар не разнес, всем миром еле успокоили! ,,

-Ну так вас же, шалопаев, без присмотра оставлять нельзя, вот я и попросил Федьку присмотреть за вами, чтоб батоны не расслабляли!

-У нас у всех с головой проблемы, но твой Химера это вааще вынос мозга. Ты так болбше не делай.

Стрелок махнул неопределенно рукой и подошел к стойке:

-Привет Бармен. Посидеть на двоих в каморке разрешишь? Бармен заглянул за спину Стрелка:

- С этим что ли? Ты его, сам то, не боишься? Ну, проходи. Бармен кивнул Гарику и тот отошел в сторону пропуская Стрелка и Федора. Пройдя по коридорчику в подсобку, Стрелок ткнул на ящики в центре комнаты сложенные на подобии стола со стульями и сказал:

-Садись. И ничего не трогай.

-Тут нет ничего моего. Все мое с собой. И Федор начал уже вытаскивать из рюкзака консервы.

-Ложи все свое назад. Ща у хозяина че нить выудим пожевать, а твое в дороге пригодится. С этими словами Стрелок вышел в коридор и нос к носу столкнулся с Барменом. Жестами показав что нужно поговорить . Первым разговор начал Бармен:

-Он там мне ничего не натворит?

-Да не, спокойный малый.

-Видел я какой он спокойный. Я из-за него тут свой потолок начал дробью уже дырявить.

- Вот с этого места, если можно, поподробнее.

-Че тут подробней. Начал твой малый бучю, вот только проглядел из-за чего. Его народ давай утихомиривать, а он как химера прет и свернуть ну ни как не получается. Да одному долговцу удалось вырвать у Федьки твоего ствол, так он аж рычать начал. Удержать не могут. Тут долговцу приходит в голову просто гениальная мысль угостить Феденьку прикладом. А этот возьми да увернись и прикладом получил долговец что его держал. Ствол я уже забрал у долговца и осматривал. Если б не пальнул из него в потолок, буча продолжалась бы долго. Федька как увиделел его в моих руках поутих малость. Спрашую, мол, чей? Его говорит. Где взял? Мол, честно заработал. Ствол толковый, доработанный качественно каким-то умельцем. На дороге такие не валяются. Я быстро смекнул, что за ствол он весь бар разнесет и говорю, мол, пушку отдам, но должен дать слово что утихомириться. Посопел малость, но слово дал. Я отстегнул магазин, разрядил и протягиваю ему. Как попал в руки, ты бы видел, как девку рукавом обтер, вроде как наши следы с него стирает, молча, повернулся и вышел. После кто-то из охотников ляпнул, что упертый как химера, так и прилипло. Вот, пожалуй, и вся история про твоего Химеру. А ствол, я так понимаю, ты ему дал?

-Да уж, Феденька... Да, мой ствол. Ладно, ближе к нашим баранам... Я когда ушел,ближе к вечеру, хорошо громыхнуло?

-Не слабо. Долговцы бомбу какую-то подорвали, идиоты.

- Эту бомбу оставил тот, что должен был тебе деньги доплатить. Прикинул, что вместо денег получил бы? Нормально так, да? Но это еще не все. Парни Воронина дали адресок где искать твоего заказчика. Так что, по счетам они расплатятся, будь уверен. А ща, пожрать бы нам че нибудь оформишь? Бармен открыл ящик и выудил из него батон колбасы, буханку хлеба и протянул Стрелку.

-На, как сварганю остальное, крикну, притопаешь сам. Я все же Бармен, а не официант.

Федор сидел на месте и казалось спит. Как только Стрелок переступил порог ФФ оживился, но рассмотрев содержимое рук вошедшего как-то поник. Стрелок на опережение бросил:

-Хазяин заведения сегодня добрый и угощает. Федор заметно приободрился и шустро начал нарезать провиант сваленный Стрелком на импровизированный стол. Стрелок достал из своего рюкзака поллитровку . Налив по чуть в пластиковые стаканчики протянул один Федору. Тот резко замотал головой:

-Я не пью.

-Да и я не пью, но твое новое прозвище обмыть нужно. Так сказать, закрепить.

-Меченый, вот скажи, почему все пытаются меня перекрестить? Неужели Федька Филин плохое? Стрелок поставил на стол стаканчик и посмотрел на Федора.

- Что ты скажешь о том ,,котенке,, которого по утру на блок-посту сегодня с долговцами прибили?

-Уууххх, страшилище. Я сам, наверное, в жизни бы не справился.

-Да уж, страшилище, а еще оно неплохо видит в темноте, но слава яйцам по ночам дрыхнет. И если ночью наступишь ему на лапку, то живым врятли уйдешь. А звать этого котика - химера. И то прозвище, что ты сам себе придумал не говорит о тебе полностью. Теперь же, народ увидел тебя в деле, дал прозвище и врятли кто рискнет выйти один на один с тобой. Так сказать, ты заработал себе авторитет с этим ником. Привыкай, теперь ты от него не отделаешься. Правда в зоне есть еще один Химера, но эту крысу если увижу, то прибью обязательно, не место ему среди живых. А теперь расскажи, с чего все началось

-Ну, я, в общем, стоял за столиком и жевал, а за соседним двое ржали. С тебя ржали и говорили что ты...ну...

-Да говори как есть

-Ну, типа ты... это, ну, голубой и у тебя опять косметичку сперли. Стрелок заулыбался, а Федор продолжал - ну, это, глаза закрыть я могу, но уши то не закрываются, я, значит, попытался заставить их извиниться, вот и понеслось все, пока меня бармен не выгнал на улицу.

- Неа, Феденька, теперь ты точно не отмоешься от Химеры. А на слова, сказанные за стойкой в баре, не обращай внимания, пошутил я один раз таким образом, вот публика и не может забыть, да и черт с ними, пусть ржут.

-Я просто хотел тебя прикрыть, вернее твое имя.

-И далеко ты готов зайти с этим прикрытием?

-Если будет нужно, то собой друга от пули закрою. Стрелок смотрел в не моргающие глаза Федора.

-Федя, это глупость, тупость, идиотиз......

-Почему это? Я что, не должен прикрыть друга?

-Ты сказал, я услышал, теперь научись слушать. Это глупая и никому не нужная бравада. Федор попытался возразить, но Стрелок остановил его, подняв руку. Предположим вы с другом попали под раздачу и в какой-то момент ты замечаешь, что в него целятся. Ты прикрываешь друга собой. Базара бэз - героический поступок, но после этого поступка твой друг остается один. И шансы выжить у него стремительно приближаются к нолю. Но он все же выжил. Каково ему потом будет жить с мыслью, что из-за него погиб друг? Если крепок духом и настоящий друг, то может и застрелиться, слабый сопьется. Понимаешь о чем я? Кому станет легче после твоего героического поступка?

-Так что, просто смотреть как в него стреляют? Что тогда делать?

-Можно попробывать выстрелить первым, а можно дать другу пинок под зад чтоб он начал падать и ушел с линии огня, а после растрелять угрозу, ну в общем, действовать по обстановке, но без глупой бровады и героизма.

Тут Стрелка позвал Бармен. Он встал и пошел к выходу, бросив взгляд из дверей на Федора. Федька сидел опустив голову.

Бармен молча указал на стол с двумя парующими мисками.

- Оплата как обычно? Бармен кивнул головой. Бармен, я тебя часто о чем-то просил? Бармен повернулся к Стрелку и внимательно посмотрел на него.

-Нууу, было пару раз.

- Ты веришь моему слову?

-Харэ ходить вокруг да около. Говори прямо чего хотел. Не когда мне ваши сталкерские загадки разгадывать, своих полно.

- Возьми Химеру к себе, пока не пообтешиться парень. Поганяеш его с посылками, иль еще с какими поручениями....

-Ты серьезно, Меченый?

-Да, я за него ручаюсь. Быстрее подохнет, но не продаст. А так, глядишь, может че толковое получется.

-Ладно, посмотрим че за птица. Подляну мне какую учудит я его на арену вместо дикого зверя выпущу, долг поможет.

-Не прийдется. Стрелок взял миски и пошел к Федору. Тот так и сидел не поднимая головы. Поставив миски на стол, протянул одну ложку Федору.

-Ну, чего надумал?

-Век живи - век учись.

 

Глава 9. ,,Странная тропка,,

 

Стрелок вышел из бара направляясь к северному блок-посту бросил взгляд назад, на не закрывшуюся за ним дверь. В голове промелькнул вопрос: ,,Почему нельзя оглядываться когда уходишь? Что в этом такого? Хоть бы кто сказал хоть что-то вразумительное, а то только плохая примета и больше ничего. Бред. Если свято следовать всем приметам, то места для жизни не останется. Черный кот дорогу перейдет... бред, вне зоны еще пнул бы под зад, чтоб быстрее шел, а то, по доброте душевной, могу и на лапу наступить. Тут же котята немного другие и простым пинком не отделаешься.

Погруженный в свои мысли Стрелок миновал уже пост Долга. Как вдруг, его кто-то позвал: ,,Меченый, погодь мальца, прогуляюсь с тобой,, Голос, вырывающийся из под шлема экзоскелета, был искажен. К Стрелку шел долговец на ходу снимая шлем. Это был тот парень, что по утру, разрядил обстановку.

-Ну, что, пойдем, проведу. Через пару шагов незнакомец продолжил - ты меня не узнаешь? Стрелок отрицательно кивнул головой

-Лицо знакомо, но оно из прошлой жизни, так что, извини, не помню.

- Я тоже тебя не сразу признал, Стрелок! Стрелок прищурясь посмотрел на собеседника. После той встречи я три дня не мог сесть, да и лопатка ныла столько же. Вот, значит, я падаю и разворачиваясь что вижу? Стоит чел и стреляет куда-то в сторону. Ну все, думаю, ща вместо меня мой пулемет скажет спасибо, только короб пристегнул. Разворачиваю ствол, как вдруг вижу, там, где я только что стоял уже летит туша химеры. Уголки губ Стрелка подались легкой улыбкой, ведь еще и часа не прошло, как он об этом говорил Федьке. Так что, спасибо я тебе еще не сказал, уж больно быстро мы тогда закончили и ты так же смылся как и пришел. Но имя твое я запомнил, не каждый день тебя выручают таким образом. Что скажешь?

- Не помню я этого. Да и было все в прошлой жизни.

- Зато я помню. И если надумаешь вынести к чертовым химерам весь долг, свисни, я с тобой. Да и не только долг, я должен и я помогу тебе по любэ. А то, что я сейчас под их знаменами, не парся, ради тебя и веселого роджера подниму над головой.

-Да и зовут меня теперь Меченым....

-Да хоть конем в пальто, что это меняет? Долг платежем красе.... Тьфу ты черт, опять этот долг.

И оба засмеялись. Пожав друг другу руку долговец бросил на прощанье: ,,Ну, ты знаешь где меня искать,, развернулся и пошел на блок-пост. Достав сигарету и прикурив, как вдруг в кармане запищал КПК. Призрачный пишет, что нормально добрались. Ответивши, что он уже выходит из бара к ним, отключил в КПК систему оповещений, сунул в карман и пошел к месту, где должен быть переход, контролер об этом говорил очень серьезно. Ну, что ж, сейчас поищем...

Уже не первый час Стрелок бродил вдоль пары заборов, что тянулись по обе стороны дороги. Две вертикальные черты на уровне глаз.... Мать бы ихню эти две черты. Толи стерлись, толь дождем смыло, ну, нету хоть тресни. Уже оба забора с обеих сторон не просто осмотрел, а обеими лапами промацал, нету. Да и псевдыш с ним, с этим переходом. Стрелок опустился на землю, упершись спиной в забор, достал сигарету. Солнце уже касалось верхушек деревьев. Передохну немного, поиграю в гляделки с солнцем, как один новичек поведал, да потом двину ножками. Индейская метода, правда или нет, но говорил тот парень, что они могли разглядеть фигуру идущую на горизонте. Вранье наверно, но Стрелок начал за собой замечать, что иногда, и без бинокля способен рассмотреть вещи на большом растоянии.

Мдааа... Встреча с тем парнем получилась курьезной. Неспешно бредущий Стрелок шел в деревню новичков и тащил, как обычно, пару дюжин разных стволов Фанату. Фанат потом ними вооружал новичков. И в этот раз было все как всегда. Но чутье подсказывало, что впереди что-то не так. Абакан из-за спины перекочевал в руки и готов был выдать свинцовую россыпь. С холма нарисовалась картина, какой-то новичек ганяет по поляне пяток слепышей, толи на оборот, было не ясно. Парень же не сильно пытался уворачиваться и изредка, то одной, то другой собаке перепадало дрыном. Не долго думая, Стрелок начал методично отстреливать нападающих псов. Когда последний слепыш упал Стрелок пошел к новичку с улыбкой на лице. Всякое видел, но такого еще не было, охотник с дубцом в руке. Уже на подходе хотел что-то сказать, но не успел, новичек выпалил первым: ,, Ты зачем собак перестрелял? Где теперь я новых найду для дрессировки?,, Не успевшая слететь фраза застряла в горле. Пока раздумывал что бы ответить новичек продолжил: ,,Че ты тут сам то бродишь, пойдем ка к костерку, там народ будет рад увидеть новое лицо. Не отставай, а то еще какая зараза выскочит, а я не успею помочь, обидно будет,, Стрелок зашагал следом раздумывая кто кого все таки спасал. Так и подошли к костру. Стрелок поприветствовал рукой Фаната и услышал опять этого парня: ,, Народ, гляньте кого я за лагерем поймал. Свой парень, отвечаю! Сталки у костра начали ухохатываться. А парень не унимался:

-Тебя как звать? Только хотел сказать свое имя как осекся. Паренек заметив это добавил - Небоись, если кто с тебя будет ржать или обижать в раз шею сверну.

-Меченый

-Ну, Меченый, давай рассказывай, долго ль шел, иль нет и куда сейчас путь держишь? Стрелок опять завис в поиске чего-то вразумительного для ответа, а парень все не унимался. Не хо рассказывать тогда слушай... И началось. Некоторые сталки у костра уже лежа катались по земле, кто слезы вытирал, даже всегда стоящий поодаль Фанат уже присидал у костра упираясь прикладом в землю. Один рассказ про комаров в теплушке чего стоил, ползет по нему такой засранец, хвать его в кулак, с одной стороны лапы торчат, а с другой носик, носик не носик, а на клюв дятла похож, а может и длиннее. Потом просит у сидящего гитару и спрашивает: ,, Песню прощанье с пароходом слышали? Нет? Ща я забацаю,, и начинает брынькать, то по одной, то по другой струне подкручивая их. Наступает момент и он показывает всем видом что сейчас начнется. Встряхивает руками перед собой, берет гитару... Низко загудела верхняя струна, вверх поднялась рука и покачала из стороны в сторону. Наступила пауза. Подняв голову парень осмотрел собравшихся и спросил: ,,Че вы сидите? Пароход уже уплыл!,, Равнодушных у костра не осталось, кто катался по земле, кто материл исполнителя. Каким-то не понятным образом Стрелок совсем расслабился забыв о табу и задал вопрос которого не следовало озвучивать:

-Что ж тогда могло заставить тебя прийти в зону? Улыбка еще была видна на лице, но что-то в нем надломилось. Через пару минут у костра все стихло и лишь огонь потрескивая пожирал вновь брошенную ветку. Не зная, что сказать, Стрелок встал и пошел к Фанату.

-Открывай свой склад. Спустившись в погребок начал из рюкзака вываливать на стол принесенный арсенал. Молча наблюдавший Фанат, дождался, пока Стрелок закроет рюкзак, обронил:

- **** ты, Меченый.

-Ты хоть душу не трави, и так не по себе. Сам не понимаю, как с языка сорвалось. Слышь, Фанат, там у дороги, как к блок-посту топать, ну, где кабаны частенько якорь бросают, есть пара камней. Между ними неприметно рюкзачек я запихал в углубление. Отдай его парню с начинкой.

-И что внутри?

.Калаш и полный фарш к нему. Пара гранат, сотни полторы патронов, ну, еще там по мелочи...

- А сам отдать не хочешь?

-Не возьмет.

-А у меня, значит, возьмет?

- Врядли. Да ты и не отдавай просто так, придумай какое дельце, а после типа награда ему. Сделай, друг, очень прошу. Стрелок ушел еще не забрезжил рассвет. А к вечеру того же дня получил от Фаната сообщение, мол, отправил собак поганять уже с тем калашом и дал две пачки патронов. Через час, вернувшись, тот продемонстрировал семь собачьих хвостов. Как он это сделал не ясно, в магазинах не хватало всего лишь пары патронов. Фанат хвосты забрал, в замен выдав рюкзак Стрелка с остальными причандалами, добавив, что народ его Никулиным называет. Потом, пару раз доходили слухи, что какой-то Никулин братков шинковал как химера свежий кусок мяса, видать, там за периметром, крепко насолили ему...

Из размышлений в купе с созерцанием пламенеющего заката отвлекла наростающая волна чувства опасности. Стрелок уже был готов отпустить сдерживаемую пружину инстинктов, как вдруг, боковым зрением заметил крадущегося вдоль забора тушкана. Мелочь конечно, но в стае могут доставить кучу хлопот. Этот был один. Не меняя положения, Стрелок уже приготовил финку и ждал броска зверька. Тушкан не заставил долго ждать и прыгнул. Удар на отмаш и бездыханное тельце отлетело назад, прихватив нож Стрелка, застрявший в тщедушном черепке. С мыслю, что теряет хватку, Стрелок потянулся за ножом. Но зверек не хотел отпускать даже такую добычу. Безрезультатно встряхнув пару раз клинок вставил его между сапог и потянув на себя замер. Что-то опять насторожило Стрелка. Но что? Вокруг, вроде, все спокойно, тогда что не давало покоя? Опасности не было, но что тогда? Окинувши поляну взглядом обернулся в сторону от куда пришел тушкан. Так и есть, в паре тройке метров от Стрелка на заборе красовались две вертикальные черты, вот только находились они на расстоянии каких-то десяти, пятнадцати сантиметров от земли. Это ж сколько нужно выпить чтоб эти черточки оказались на уровне глаз? Мдааа... Вытерши клинок и вложив в ножны, Стрелок встал и подошел ближе. Осмотревшись по сторонам и убедившись в отсуцтвии наблюдателей, присел на корточки, разглядывая черточки. Мда уж, литра три, не меньше, нужно чтоб они оказались на уровне глаз. Встав и еще раз осмотревшись прислушался к внутреннему голосу, тот молчал, а значит в пределах видимости нет ничего живого - это как нельзя кстати. Проверив амуницию и подтянув пару лямок на рюкзаке, снова присел у забора. Ну, что ж, приступим. Положив руки на полосы, немного надавил на них. Ничего не произошло. Положил руки повторно, о чем-то задумался и в этот миг почувствовал, как бетонная стена начала нагреваться тут же отдернул руки. Не долго думая, вынул из кармана дозиметр и приложил его к забору. Дозиметр молчал. Сдох что ли? Поднеся его к обуви, заметил, как на шкале чуть изменились показатели. Нормуль, живой. Фона нет. Ну, что ж, еще попробуем и с этой мыслью повторно положил руки на линии. Бетон опять стал плавно нагреваться и в какой-то момент появилась пульсация в камне, но прохода не появилось. Посидев так не много и вспомнил слова Нормана, что потом нужно открыть дверь... Ну ну, дверь... Опять положил руки на полосы стал ждать пока закончиться нагрев и появиться пульсация. Не много надавил руками на стену и она начала нехотя вваливаться в глубь и замерла. Наращивая давление невидимая дверь открывалась все шире и шире. Как вдруг, сопротивление стены пропало и не удержавший равновесия Стрелок пулей влетел в открывшийся проем.

Его окутала тьма, но по немногу, пространство вокруг стало сереть. Вот уже стали видны руки. Прислушавшись к ощущениям, пришел к удручаюзему выводу - он в невесомости. Достал из кармана на животе гайку и протянув руку отпустил ее. Гайка так и осталась на месте. Приплыли, а вернее - прилетели. И тут что-то начало меняться. На пределе видимости появилась черная как смоль полосочка. Полоска двигалась на встречу, с каждой секундой увеличиваясь вширь. Попытка хоть как-то сгруппироваться и смягчить падения была безрезультатна, и Стрелок стал ждать. Миг и он лежит на ней расставив руки в стороны. Поднявшись на ноги, увил, что пространство вокруг изменилось основательно. По обе стороны ленты, на которой он стоял, появилась растительность парящая в воздухе. Перед ним был прямой участок ленты длиной метров десять. Обернулся назад и увидел в метре обрыв ленты, это я удачно приземлился. Сделав пару шагов, заметил, как пространство вокруг ожило. Стрелок замер и с ним замерло все вокруг. Шаг и остановка, все повторилось, пространство оживало и замирало синхронно с ним. Немного постояв и понаблюдав за пространством, Стрелок достал гайку и бросил в сторону. Пролетев с десяток метров, гайка повисла в воздухе. Сделав шаг к краю ленты сняв с плеча автомат ткнул ним в пустоту. Мда уж, тропка от контрика. Став по центру зашагал вперед увереннее.

 Пространство вокруг заплясало в не мыслимом хороводе. Не ясного вида деревья перемещались по не ясным траекториям, меняясь местами, то выстраиваясь в колоны и двигались в одном направлении, то разбредались кто куда. Стрелок опять остановился. Он еще ни разу не поворачивал на этой ленте-тропке, хотя отчетливо было видно, что она извивается похлеще ужа. Оглянулся назад, а там попрежнему метр до обрыва. Назад дороги нет. Ну, тогда полный вперед. Теперь Стрелок внимательно смотрел за тропкой, а та в свою очередь продолжала вить петли и изгибаться, но выравнивалась, как только к повороту подходил одинокий путник. Плюнув под ноги, Стрелок пошел дальше. Уж больно все гладко, а так не бывает и с этой мыслью метнул гайку на тропинку и замер. Гайка нырнула в ленту не издав ни звука, не отскочила вверх поднимая пыль, просто исчезла. Помяни черта, а он тут как здесь. А вот и капкан, злорадно улыбнулся Стрелок. Сняв автомат и попробывал ним прощупать дорогу. Ствол нырял в ленту не встречая сопротивления по всюду. Стрелок поднял ногу и в то место где она стояла ткнул ствол... Ствол провалился, как и в любом другом месте. Стрелок стоял на одной ноге как аист. Кажись довыпендривался. Медленно начал опускать ногу и когда почувствовал опору обрадовался, как ребенок конфетке. Позади, как и раньше, в метре обрыв, но вот с деревьями кое что случилось. Те, как и раньше, водили хороводы при движении и замирали одновременно с путником, вот только их цвет стал другим. Если в начале пути они были обычного цвета, то теперь были сродни вспышки молнии, что-то между белым и голубым. Оглянувшись назад и повернувшись вперед стало ясно, что цвет у деревьев не меняется отдельно, просто плавно меняется цвет всего окружающего массива, а значит он идет вперед, и это было не плохо, у любого пути есть свой финиш. Вот только где этот финиш? Вокруг опять заплясали деревья, лента, все также, извивалась впереди. Достав из кармана КПК и попытался включить его. Но ничего из этого не вышло. КПК не реагировал. Внутренний хронометр утверждал, что в пути Стрелок уже болше трех часов, но усталости не было. Изредка поглядывая на хоровод и пытаясь определить цвет деревьев Стрелок шагал вперед не останавливаясь и не пытаясь что-то еще выяснить. Было одно желание, поскорее добраться до конца этого странного пространства. Но взгляд вперед опять заставил остановиться. Лента тропинки под прямым углом уходила вверх к серому небу, или что оно там было над головой. Подойдя ближе, Стрелок машинально метнул гайку, та, проскочила сквозь ленту и исчезла. Для приличия поводив перед собой стволом с тем же эффектом попробывал пнуть ногой вертикальную ленту. Нога не встретила сопротивления, Стрелок обернулся, позади все тот же метр тропинки. По обе стороны деревья уже были багрово-красного оттенка, а небо заметно потемнело. Ну что ж, обратной дороги нет, остается только вперед и с этой мыслью Стрелок шагнул сквозь ленту...

 

Ну, как-то так я вижу этот мир.

 

Удачной охоты!!!

Изменено пользователем bubulyka
Ссылка на комментарий

Стихи буду складировать в этот пост 

 

Ты не отпрянешь, простоишь
Хоть, слушать вовсе не желаешь…
Слезу смахнёт у ног твоих
Мать напоследок. Исчезаешь
В объятьях джунглей городских
Как в Украине Припять – таешь…

 

Пролетают года, словно птица.

Тянет тленом от взмаха крыла.
Над полями, лесами - жар-птица,
Погребает благие дела...

Остывают сердца... Тень ложится

На минувшие ныне деньки.

Память ветром в пустыне промчится,
Погружая детали в пески...

Забываем, увы, близких лица,
Лишь на фото всплывают они...
Как в пустыне от ветра укрыться?
Кто поймает ту птицу в силки?..

 

Пройдёт уныло день рожденья.
Привольно ступит новый день.
Пишу катрен стихотворенья,
А на чело ложится тень...

Ни страх, ни лень меня сжигают -
Не здесь цветёт душа моя!
Грусть к одиночеству толкает
И меркнут трели соловья...

***
Забудь про ярые сомненья,
Забудь про мелкие дела.
Сегодня праздник: День Роженья!
Текут изнеженно года...

Нет больше лёгкости суждений,
Не губит ветренность ума,
А красота всё вожделенней!
И эти чары навсегда!

***

Цветов, увы, не предлогаю,
Успеха, радости желаю,
Семеёного тепла, уюта
И нежности. В душе - салюта!

 

 

Когда-то я любил.
Когда-то был беспечен.
Себя до капли растворил,
А вкус остался вечен.

Я помню где исток,
Где каждый эстуарий.
До "устья" путь ещё далёк:
Недописал сценарий...

Течёт река теперь,
Дороги размывает...
Не понесёт земля потерь!
И каждый это знает...

 

Смотреть на лож и улыбаться нежно
Понять уже: "Все сожжено"...
Иль жить с тоской? И ждать удар тревожно?!.
Смириться нам с судьбой не суждено...
***
Когда уходишь, громко хлопни дверью!
Но возвратившись, что-то измени.
Ты не поверишь, мнимому поверью
Скажи спакойно и достойно Извени!
***
Увы! Как мы безжалостно стареем...
Текут года, а мы на дне - песок
Струимся и к свободе тяготеем.
В истории мы грязь у детских ног.

***

Увы, не властен над поэтом:

Ни царь, ни Бог - он музы раб.

Творит высоким минуэтом,
А за спиной стоит сатрап.

 

 

 

На тематику S.T.A.L.K.E.R.

 

WAJ1Wgzl.jpg

 

Идёт дорогой дальнею,
И времечко течёт,
"Заря" сидит приталенно,
Нигде не жмёт, не трёт.
 
Цена на "арт" - объявлена,
Но скрыта от людей.
Идёт целенаправленно
Заядлый прохиндей.
 
В руке обрез заряженный,
Детектор выдал трель.
Местечко-то загажено...
Везде найдётся щель!
 
Будь Припять первозданная, -
Никто б о ней не знал.
Трудились бы отчаянно
И "гибли за металл".
 
Какая аномалия?
И что за Монолит?
Такого и нечаянно
Мой ум не сотворит...
 
Повсюду радиация,
И множество рентген
Вещают: "Провокация!
Тут зона патоген..."
 
Нашёл проход, и надо же!
Мутантов обошёл.
Раздался рёв на этаже...
Куражишься? прокол...
 
Ведёт судьба, а значится:
Я всё ещё храним.
Вон - монстры как дурачятся,
Я ж цел и невредим.
 
Вокруг дома сутулятся,
"Электра" дребезжит.
На аномальной улице
Помилуй, Монолит!
 
Прыжок, шажок, пробежечка,
Вперёд, чуть в бок и - стоп!
Не будешь Белоснежечкой,
Коль даст разрядом в лоб.
 
Да, хороша разминочка...
Стекает пот с лица.
Дождётся дома милочка
С хабаром молодца!
 
Час, и тропа протоптана,
В руке лежит "душа".
Жизнь из удачи соткана
И в общем - хороша!
 
Блеснуло ярко зарево,
Едва не встрял! Чёрт с ним...
Жизнь - заново подарена,
Спасибо, Херувим!
 
Промчался демон молнией,
Чуть не замкнулся круг.
Желание исполнено,
Но так ли это, друг?..

 

 

Гудит щиток натужно,
Деревья шелестят.
Играют дети дружно -
В песочнице шалят.

Зовут и манят взглядом,
Но в чём же тут секрет?!
- Они же, совсем рядом!
Но, как же это?! Бред!..

Не долго, чуть колеблясь
"Жером" поднял ружьё,
Ступил не озираясь,
До боли сжав цевьё.

Пространство колыхнулось -
Застыл на миг боец,
А "Джена" ухмыльнулась:
- Ещё один юнец...

Кольнуло бегло сердце,
Хоть руки не в крови,
О земляке - младенце,
Отмычке номер три.

- Он был у нас последним, -
Сказала потупясь.
- Если точнее: третьим! -
Ей бросил с грустью "Князъ".

Они переглянулись,
И "Джена" напрялась.
В глазах клинки сверкнули
И битва началась...

Давили оба взглядом
И каждый понимал...
"Упырь" как дал прикладом,
И "Князъ" мешком упал.

Для "Джены" суеверья,
Как вшивому блоха.
У сталкеров поверья...
Но кто не без греха?!.

Любила жутко сильно,
Как равного взяла.
"Князъ" принял, но субтильно,
А злость упрямо жгла...

Его дела лихие
"Князъ" помнил до сих пор.
Не скажем, что плохие,
Но все, как приговор...

В глазах погасла искра,
Но в сердце тусклый блеск.
Ножом черкнула быстро.
Из горла крови всплеск...

Не мало ещё было
У них путей - дорог.
Один "Упырь" - скотина,
Живым добраться смог...

***

Прошло уже не мало,
Деньков, с тех самых пор.
И "Меченый" устало
Исполнил приговор...

 

 

Поправлено и добавлено 14.06.2013 RDS

Изменено пользователем RDS

«Разумная храбрость — это катахреза» из повести Стругацких «Стажёры»

FA58zbp.png

http://rghost.ru/45827792 5-этажка + школа №4 (из Припяти)

Ссылка на комментарий

@Murarius,  "Когда всё пройдёт..." - Браво!!!

  • Согласен 1

Какие Смутные Дни, как дышит Ветер Тревог.
И мы танцуем одни, на пыльной Ленте Дорог...

Ссылка на комментарий

Рабочее название: "Пленник снов".

 

Первая глава готова. 

        Казалось бы, жизнь пробегала перед глазами чередой событий - красочными картинками или чёрно-белыми кадрами немого кино. Ведь каждый, кто вышел из комы рассказывал подобное, склоняясь либо к первому, либо ко второму. Но нет. Лишь обрывки памяти и последние секунды жизни всё медленнее таяли подобно утреннему туману…

        Виной всему была пара выстрелов какой-то «бесшумки»: то ли пистолет с глушителем, то ли добротная самоделка, а может и ПБС, не так уж важно. Ведь это мелочь, но сознание цеплялось за неё, словно спасательный круг проплывал рядом. Огненный цветок, который на пару мгновений озарил остов кирпичного дома, остановил время надолго – ведь не хотелось верить, что навсегда.

        Профи подкрался бесшумно: ни одна дощечка не скрипнула, ни один камушек не упал, даже рука убийцы, чёрт возьми, не дрогнула. Только звон двух гильз о кирпичную стену выдал стрелка, но было уже поздно. Боль растекалась по телу, обжигала и нарастала – подобно дурману затуманила разум... На этом всё и закончилось. Разве что имя своё припомнил Дмитрий, но так ли это много в трагический момент…

        Агония прекратилась. Боль уже совершенно не чувствовалась, как и само тело. Ещё секунду назад обжигала, заливала каждую клеточку от корней волос до ногтей на пальцах ног… а теперь – смерть. Абсолютный покой заглушил всё. Оказалось - ненадолго…

        Всплыли какие-то образы, из которых узнать что-то определённо знакомое не удалось.  Они больше мешали оглядеться, чем помогли разобраться. Окружающее смутило больше, чем неизвестность будущего…

        Дмитрий невольно вспомнил церковные предрассудки. А точнее, захотел поверить: «Рай и ад существуют!». Сдерживая внутренний страх, настолько древний и не привычный, пришлось признать: «Что-то такое есть». Иначе не объяснить, что за сюрреализм вокруг.

        Изобилие облаков и пелена тумана  скрывает даль от взгляда. Если, конечно, называть «далью» зону видимости через метров пять-шесть, не больше… Не видно гор, неба и земли, всё - словно окутано белым саваном. Естество так и рвалось раствориться в бездне нахлынувших эмоций, но разум упрямо отказывал быть подвластным столь непривычному стремлению.

         С каждой новой попыткой не поддаться всеобъемлющему порыву, когда естество разрывало на части, всё окружающее менялось, словно реагируя на сопротивление разума. В воздухе возникли ярко-зелёные и ярко-золотистые линии, переливались серебряным сиянием; то медленно, то быстро изгибались, удлинялись, заволакивая пространство, загибались в кривые, спирали и более импозантные фигуры, и всё это – на протяжении огромного пространства, оттесняя завесу тумана.     

        Средь бешенства цветов и красок, явно чудились запахи и ароматы, настолько чуждые обонянию, что вызывали омерзение, и в той же степени благородный смрад, что отрезвлял подобно нашатырю.

        А звуки… одним словом – «содом», что сопровождает какофонию коловращений, описать словами не получится. Ну, нет в человеческом языке подобных слов, и не было никогда!..   

        Это, всё равно, что объяснять глухому от рождения человеку, как потрясающе послушать перед сном «Лунную сонату» Бетховена. Или, попробуйте рассказать незрячему от природы, как живописна картина Айвазовского «Чёрное море». Прикоснуться к прекрасному он сможет, только не метафорически – душевно, а метафизически почувствовать бугорки краски, которая для него не несёт никакой информации в отличии специфических книг, между прочим, на принципе бугоруов и впадинок построенных.

        Вывод только один - Дмитрий умер. Но и рай был странным. А может - чистилище? Непонятно…

        Не было рук, ног, головы, да и туловища нигде не видно, как ни крутился на все триста шестьдесят градусов, причём по всем осям, словно удерживаемый невесомостью шарик. Но всё же он существовал, подтверждая знаменитое положение Рене Декарта «Я мыслю - значит существую». Жить хотелось ужасно, а понять что-либо или проснуться - ещё больше…

        Хотелось взвыть от беспомощности, да что там взвыть, заорать что есть мочи, используя исконно-русские словечки из ненормативной лексики. Что Дмитрий и попробовал. Но… не услышал ни слова, ни звука, вообще ничего. Вся внутренность Дмитрия замерла мгновенно. Почувствовал это настолько явно, словно продолжение себя. Стало гораздо легче, ведь есть надежда, что всё-таки сон нагрянул, а не он непонятно в виде чего болтается в неизвестном где. Что-то вокруг изменилось, будто пространство взбунтовалось от столь дерзкой догадки. «Может и правда» - облегчённо вздохнул Дмитрий. И действительно ведь, вздохнул!

        Порадоваться не получилось  - дыхание перехватило от увиденного. Перед глазами зарождалось нечто, унося на второй план всё увиденное:  линии сгущаются, перетекают,  собираются в  одно целое – больше напоминающее огромного осьминога, с золотистой окраской и серыми, размерами не превышающие колесо БелАЗа, пятнами с нежно голубыми контурами. Чудовище приблизилось. Щупальце медленно поднималось, присоски величественно пульсировали. Одна оказалась совсем близко. Прижалась, поглощая Дмитрия без всяких усилий, сжала до неистовой боли так, что померкло сознание.

        Давление ослабло неожиданно, и он грохнулся навзничь. Ощутил, как приложился правым ухом о камень, но, не мешкая, вскочил и огляделся, машинально принимая боевую стойку.

        Берег реки или моря усыпанный галькой, ни одного растения, стелющийся туман над водой и землёй, всё видимое - казалось необычным. То ли пепельный цвет песка смущал. То ли неестественно тёмная вода стояла безжизненно, ни единого волнения, ни одного плеска, словно мёртвая вода. То ли туман слишком плотный, который покрывает всю водную гладь. Да и левая рука, попавшая в обзор, мертвецки бледная.

        Быстрым движением проверил пульс, и на лице мелькнула улыбка. Он человек. Не зомби какой-нибудь. Взгляд зацепился за новую деталь. Оказывается, невольно сгруппировавшись, не заметил деревянного причала, закрыл при стойке кулаком. А деталь немаловажная. Возможно, поблизости есть люди. А это – воодушевляет.

        Не спеша, аккуратно озираясь, двинулся в сторону причала. Глядишь, кто-нибудь появится, что ещё делать?.. 

        Мысли в покое не оставляли, как ни старался откинуть или загнать в самый дальний угол сознания. Зато страх не чувствовался. Смирился со всеми сложностями, что произошли не так давно. Теперь появилась хоть какая-то цель, а надежда о лучшей доле не покидала и тогда. Пару раз даже ущипнул себя, но дурной сон не проходил, как наваждение. ..

       Доска привычно скрипнула, без какой-либо мистики, что, несомненно, обрадовало. Осторожно ступая, добрался до края, уселся, свесив ноги,  погладил доску и удовлетворённо расслабился, смотря на темноватую гладь. И подбадривая себя - затянул:
Плескалось море от прилива до отлива.

Волна катила на песок свой пенный вал

И панорама моря так была красива,

Как будто это Айвазовский рисовал.

        Невольно поморщился от сравнения, но что-то общего всё-таки было, хоть и немного. Ветерок треплет волосы, но водная гладь покойная, не плещется совершенно. Навивает уныние.

        Вздохнул, мысленно проигрывая проигрыш между куплетом и припевом, и более оптимистично продолжил:

Причал, причал

Ты столько раз влюблённых с радостью встречал

Причал, причал

Ты встречу новую нам скоро обещал...

        Будто внемля своеобразным молитвам, на последнем слове из тумана выплывал смутный силуэт, но прыгать от радости Дмитрий не стал, благоразумно присматриваясь. 

«Лодка, не иначе, - скептически подумал он, оценив габариты.  – А вот гондольера не разобрать, в балахоне каком-то…»

        Бесшумно раздвигая чёрную гладь, гондола  приближалась, словно тень палача. Ростра, как называют носовую часть, украшена человеческим черепом с трепыхающимися от лёгкого ветра волосами. «Вот так-так… - подумалось Дмитрию при взгляде на паромщика».

        Сухопарые кисти рук паромщика - словно кости, обтянуты кожей - бережно сжимают длинное весло, которое и рулить помогает, и толкает, чуть раскачивая, приводя в движение. Облачён он в ветхую хламиду, из-под капюшона коей не видно лица, лишь два голубовато-серых огонька блестят…

- Не может быть…  - вырвалось у Дмитрия. – Неужто  Харон?! Мать честная, этого только и не хватало…

        Опомнившись, Дмитрий поймал себя на том, что рука судорожно цепляет воздух за правым плечом… 

- Автомата-то нет, - мрачно буркнул он, обшаривая в темпе карманы. – Ни ножа, даже ржавой булавки нет. Дьявольские козни…

        Пригорюнился, конечно, как встарь добры молодцы, но делать нечего. Пришлось дожидаться, чувствуя всей кожей роковой ветерок, что доносился от подплывающей гондолы.

        Ловко приткнувшись правым боком, лодка замерла. Харон приглашающим жестом указал на деревянный настил. Не колеблясь, Дмитрий с кошачьей грацией скользнул на нары. Гондола тут же отчалила.

        Отплыв метров восемь, Харон небрежно повернулся, вытянул руку вперёд так, что рукав хламиды прошуршал по дну гондолы. Затем, развёл скрюченные пальцы, обнажая ладонь. «Ну как же, знакомый жест, - подумал Дмитрий, запуская пятерню в ближайший отсек “комбеза”». Ничего путного не обнаружил, конечно же, поэтому показал пустые ладони. Хотел сказать что-то, но не смог, чуть не подавившись. Комок подкатил к горлу, а под языком яростно жгло. Сплюнул в ладони, откашлялся и оторопел.

        На ладони лежала бронзовая монета с изображением, насколько удавалось рассмотреть, какой-то райской птахи. Особо разглядывать желания не было, сразу понял, что монетка называется “обол”, а даётся она покойникам  в уплату паромщику… Устал Дмитрий от специфических впечатлений, хватило по горло.

        Протянул её паромщику, даже не моргнув. Но не понравилась тому монетка. Покрутил в руке, сжал до хруста костей и брезгливо бросил под ноги Дмитрию. Только не монета упала, а две стреляных гильзы покатились по мини-палубе.

         Огоньки глаз Харона замигали всё быстрее и быстрее. Заворожённый зрелищем, словно птичка удавом, Дмитрий пропустил момент, когда весло ухнуло по уху. Лишь грузный поток воды хлестнул в лицо, а вскоре всё тело погрузилось в мутную жижу.

        Непонятные образы мелькали подобно глазам Харона: «…Не возьмёте псы – рычал человек с окровавленным ножом…сто пятая, часть вторая – декламировал человек в полосатой робе…Тебя переводят на другое… кхм… место,- властно произнёс зажравшийся хозяин…Я принимаю ваши условия Кирилл Петрович, где расписаться?- улыбаясь лишь глазами спросил тот же заключённый…».

        Воздуха в груди почти не осталось, темно-зелёная вода разъедала глаза так, что пришлось зажмуриться. Пульсирующее биение сердца сдавливало виски с каждым ударом, барабанные перепонки еле выдерживали напряг. Со всех сторон накинулись, впились в тело, вгрызаясь, разрывая плоть и впиваясь в вены скользкие черви, словно множество языков из пасти невидимой твари. Видимо, самая большая конечность полезла в горло, проникая в кишечник, но рвота и вода из лёгких остановили её мгновенно. Тварь ринулась обратно и затихла, зацепившись за челюсть. Жадно поглощала всю мерзость, что вырывалась наружу. Похоже, готовилась к новому броску. Дмитрий мысленно смирился и с этим.

        Голова кружилась от недостатка воздуха, тело рвалось в агонии, но боль не отступала. В один миг всё прекратилось. В глотку пошёл воздух. Непроизвольно хватанув чересчур большую порцию, Дмитрий закашлялся.

        Каждое движение, даже пальцем, отзывалось мимолётно-терпимой болью по всему телу. В подвешенном состоянии, причём души и тела, приходилось терпеть столь странные муки. Без объяснения, принуждения, повинуясь лишь животным инстинктам. Куда же это годится?.. Слишком уж быстро надоедает этакая катавасия. Многие предпочтут быструю смерть – долгим мучениям. «Надо действовать! – решил он, наконец, отдышавшись».

         Превозмогая резь, он открыл глаза, инстинктивно рванул туда, где, казалось, светлее.

        В запястьях хрустнуло, боль снова накатила, заставила сложиться зародышем. Что-то взвыло протяжно и отдалённо знакомо, на грани понимания… Перед глазами пошли круги, боль заволакивала всё, окружающее меркло с каждой секундой и вскоре полностью погасло. Осталась лишь кромешная тьма. Ни боли, ни чувств – одна неизбежность…

        Слабое свечение приближалось неотвратимо и степенно, с неким лукавством Прометея: предостерегая, но и одаривая несказанно. При таких мыслях чувства стали двойственными…

        Дмитрий ощущал себя деревенским, запойным пьяницей. С бодуна коему вместо водки в гранёный стакан налили «Кровавую Мэри». Великий и могучий «бодун» настаивал – выпей. Алкоголик бы и глазом не моргнул, опрокинул тут же, а пьяница – совсем другое. Мозги не пропил и не привык, чтоб над водкой столь искусно изгалялись… За такое и в морду получить, раз плюнуть… но, если честь по чести, и плюнуть хотелось несказанно…

        Что-то ждёт впереди, а что… поди угадай-с…

        Яркий огонёк приблизился, окутывая светом. В груди разгорелся огонь, но светящийся шарик нежно прильнул к коже, мурашки побежали мгновенно. Он слился с кожей и коснулся сердца, словно бутылка с керосином взорвалась в костре, разбрасывая пламя повсюду, куда могло дотянуться.

        Чудовище отринуло, искривилось, всё огромное тело раскраснелось, щупальца распадались, расплывались, таяли, а вскоре и туловище неистового спрута исчезло. Но секундой позже, так же из ниоткуда возникло облако. Словно невидимый зодчий отсекал кудлатые куски, и от его прикосновений облако преображалось. Пока не возникла огромная физиономия, похожая на добродушного бармена – упитанная морда с гладко выбритым подбородком.

- Кто ты? – сурово вопросила исполинская морда, без акцента, на чистом русском. Сдвинула брови и насупилась, совсем по-человечьи.

        Страха, от гримасы, мнимо-грозного вида, не возникло. Насмотрелся уже всякого. А вот злости накопилась изрядная порция. Поэтому, Дмитрий сквозь зубы сказал, словно плюнул:

-  Дяденька, а вам не кажется, что ваше место… гм… не учила вас маменька представляться первым?..

- Какая наглость! – сердито рявкнул отёсанный чурбан, но тут же смягчился, и более спокойным тоном ответил. – Я, верховный создатель всего сущего! А кто - ты?

- Ну… до ссущего мне далеко, молод ещё. Человек - я.

        Громадину перекосило, словно током шарахнуло. В глазах пробежали отблески молний, лицо потемнело, наливаясь цветом грозовой тучи.

- Не наигрался ещё, смертный?! Мало тебя жизнь потрепала? Ещё хочешь!? – вот это уже выглядело специфично, даже устрашающе. И не столько реплика, сколько сам образ.

- Да уж не упирался бы, это точно. Куда уж мне, - снисходительно проронил Дмитрий.

- Ну что же… обещаю тебе незабываемые ощущения!

        Морда ощерился, словно выдал хорошую шутку, сосредоточился и вдохнул, надув щёки. Морозный ветерок сгущался, закручиваясь вихрем во рту, и даже потрескивал. А вскоре, «мордоворот» выдохнул со свистом. Потоком ударил влажный с крупицами льда воздух. Заволок обзор, далее мысли, засим и разум погрузился в забытьё. 

 

 

        Боль вернула меня к реальности неожиданно, словно раскалённую иглу загнали под ноготь среднего пальца. Он резко дёрнулся, выпрямился, будто показывая моё отношение к пройденным испытаниям, и упал обратно на грубую ткань. Сил практически не было. Даже повернуть голову не смог – тело затекло и что-то сковывало движения. Но смирительной рубашки не ощущалось – это радовало. Да и какая-то спокойная мелодия размеренно доносилась до слуха, успокаивая буйство сознания.

        В голове шумело от наркоза или какого-то препарата, а может и чего похуже, но это сейчас не выяснить. Так как спросить не у кого – не одной, даже смутной фигуры не видно, полный кавардак со зрением. Не очертаний, не предметов - все, во что упирается взгляд, тает в дымке. «Ну, хоть кровавых мальчиков нет, да всяких там Харонов и рож мерзопакостных, и то плюс» - мелькнула радостная мысль.

        Оставалось уповать на другие чувства, например: на слух. Ведь именно его ласкала затейливая мелодия, развеивая горести и страдания. Я прислушался и уловил знакомые нотки. Звучала 14 соната Бетховена, или лунная, как её называют многие. Какие-то ассоциации мелькнули, но сразу же затерялись в лабиринтах разума. Не до своих тараканов сейчас, главное понять, где я? И кто? Но выхватить посторонние шумы, не говоря уж о звуках, не удалось. Лишь тяжёлое дыхание с хрипотцой, да и то – моё.

        Я облизнул губы. Во рту не чувствуется привкуса металла – это хорошо, но сухость… Тут же живот предательски заурчал. «Жрать-то как охота, а пить ещё сильнее - пронеслась губительная мысль, причём так ощутимо, аж горло запершило. - Главное, что я пришёл в себя, чувствую боль и никакого сюрреализма вокруг». Я закусил губу до крови и протолкнул комок студенистой массы в пищевод. Помогло. Но не так, как хотелось.

        Пелена исчезла. В окружающей меня палате – то, что это была именно палата, нет даже намёка на сомненья, уж слишком примечательный экстерьер – господствовал белый цвет и неоновое освещение, как показалось на первый взгляд, но я ошибся. Обычные люминисцентные лампы, как и в любой больнице. В психушку всё-таки не хотел верить, как не старались мне намекнуть на это выпуклые стены, обтянутые белой тканью. 

Работаю над второй главой.

 

 

Подправил первую главу и добавил зачин второй 27.08.2013

Изменено пользователем RDS

«Разумная храбрость — это катахреза» из повести Стругацких «Стажёры»

FA58zbp.png

http://rghost.ru/45827792 5-этажка + школа №4 (из Припяти)

Ссылка на комментарий

Murarius,  "Когда всё пройдёт..." - Сильная вещь. Хотелось Круглова реально пристрелить. Видимо у "моего" Меченого ещё не "Все прошло..."

  • Согласен 1

Alex%20Freeman.gif

 

Intel Core i5 - 9600К 3.70GHz, Gigabyte Z390 Aourus PRO WiFi, DDR-4 32Gb, Gigabyte AORUS GeForce RTX 3070 Ti MASTER 8G, LHR

Ссылка на комментарий

Этот рассказ написан для конкурса.

В Баре Долговец рассказывает очередному пополнению былину, новобранцам соответственно.

                                                                          

Неугомонный зомби
Для Долговца без денег скука -
Банкета требует нутро.
Пусть будет “соложне” наука.
Я заработаю хитро…


        Вот вспоминаю тот случай, и до сих пор жутко… Надо же такому случиться именно со мной. Натерпелся - на всю жизнь. А ведь не выкинешь из памяти-то. Накрепко засело, да… Что твой гвоздь - по самую шляпку.
Ну да ладно, поведаю без утайки. А впредь, постараюсь избегать лирических отступлений…
        …К складам Свободы мы пробирались небольшим отрядом - человек шесть, не считая группы прикрытия. В самое логово пролезли, скажу я вам без утайки, да и гладко всё вышло, так как заранее всё спланировали, а не с бухты-барахты, вот. Не углубляясь в детали, да и незачем вам знать «служивые» некоторые цели и тонкости, рановато ещё… В общих чертах, приказ получили мы не двусмысленный, и со всех сторон обоснованный. Тёмной ноченькой, как исстари принято, следовать за языком. С этого-то и началось…
        Убил я тогда часового. Грамотно сработал – как учили, по всем правилам.
        Я давненько за Долг воюю, если прикинуть: четыре с лишним года. Понасмотрелся, знаете ли, на художества Свободовцев. Вот и нарисовал вражине улыбку на всю шею, без сантиментов всяческих. Куда уж тут диверсанту денешься, не впервой рученьки пачкать по приказу вышестоящего. На то он и есть «Долг»… Конечно не любитель я кровь соотечественников проливать, но что уж тут поделаешь… Всё по необходимости, понимаете? То-то.
        Ну, убил да удил. Не бог весть какое событие. Они наших шлёпают – ничего? Вот и мы их, так сказать, за правое дело.
        Не буду расписывать все злоключения, потому что, это отдельная тема, из неё можно целый эпос оформить или кинофильм снять, но к нашей истории это не имеет отношения.… Выбраться с языком всё же сумели, вчетвером правда, остальных – пусть земля им будет пухом – даже и похоронить не смогли бы, не то местечко. Но добрались и боевую задачу выполнили.
        Отчитался я, выслушал нравоучения отцов-командиров, как и положено старшине. Благо мы не совсем армия, особенно писаниной не гоняли, чай не враги лютые, а одной идеей сплочённые, к тому же, победителей - не судят. А выходило как раз так. На потери сквозь пальцы смотрели. Хоть и муторно на душе - Зона всё спишет, не впервой…
        На ночлег нас расквартировали к младшему составу, да не в каком-нибудь полуразвалившемся сарае, а в капитальном строении с решётками на крохотных окнах. Точно знаю, что не так давно, не многим меньше, чем пару месяцев назад, строеньице служило продовольственным складом. Запахи так и витали в воздухе, но ничего съестного, конечно, не имелось. Но любой расторопный солдат, любой армии мира, ни за что не пройдёт мимо стойкого запаха копчёностей, по этому, местечко облюбовано многими…
        Собрались мы вечерком небольшой компанией, как и положено, по славянскому обычаю, помянули не злоупотребляя и разошлись по койко-местам.
        Спалось в ту ночь плоховато - хоть сто грамм и не «наркомовские», а самые что не наесть заслуженные - но, к сожалению, не долго. Снились павшие товарищи, да житие до второй аварии на ЧАЭС. Да братцы, бывал я в этих местах в молодости, когда ни аномалий, ни монстров не было и в помине. Даже по Припяти прогуливался, держась за мамину юбку. Вот и снятся сюрреалистические пейзажи, да перемежаются страхи войны с обычными для солдата буднями, что уж тут поделаешь, привыкаешь со временем от неизбежности нынешнего бытия. Но разбудило как раз не это…
Пахло вокруг уж слишком привычно и неприятно. Я бы даже сказал – насквозь знакомо: душный такой, сладковатый запашок разложения. Меня аж передёрнуло…
        Открыл я глаза, и сердце моментально в пятки ухнуло от неожиданности. Стоит значиться передо мной часовой давешний, и сказать что-то пытается. А вместо слов, на нём ведь противогаз «Хомячок» напялен, только кровь из горла булькает. Он её ладонью зажимает, но помогает мало, конечно. Лишь хрип и бульканье, хрип и бульканье…
        И не сон это, ни какой был, чем хошь вам клянусь. Слишком уж реально бил в нос трупный запах, и руки потели, и испарина со лба, да и доски, покрытые шерстяным одеялом били жёсткими, привычными, и всё вокруг, абсолютно всё было реальным, не сон это братцы… Ой не со-он…
Я как заору – чисто механически. С соседних коек поднялось несколько голов, но тут же упали, ни кто не проснулся, бывает такое братцы, каждую ночь кто-нибудь да орёт, привыкли…
        И я не просыпался, перекрестился даже пару раз, но не исчезло наваждение. А значит и не спал я вовсе. А покойничек, зомбак, мираж твою мать, так и стоял, активно жестикулируя, хрипя и булькая.
        Вскочил с постели, да как припустил по импровизированной казарме, только пятки мои и видели, если кого разбудил ненароком. За дом забежал и отдышался. Сердце ещё бешено колотилось. Вроде прекратилось всё. Выглядываю из-за угла, а этот прёт в мою сторону. Вот тогда я не на шутку пожалел, что впервые в жизни автомат без присмотра оставил. Так и хотелось садануть по нему очередью. Но и в простак попал бы несказанный. Это средь ночи-то палить, да на режимном объекте, по-армейски выражаясь. Но кто ж знал, что этакое чудо пожалует…
        Я опять на лыжи встал и к часовому, отдышался, конечно, не далеко, а потом и к нему вышел. Чиркнул спичкой, припалил, затянулся, успокаивая нервы и себя заодно. Перекинулись парой фраз, благо знакомы не один год, и тут этот - давешний тащится. Ну, я Серпу и говорю: «Вон, ещё кому-то не лежится спокойно».
        Он на него глянул, потом на меня и опять на него, и вокруг него и опять на меня. Похлопал по плечу по-отцовски, хоть чина и меньшего, но другу простительно, а особенно боевому товарищу, и сказал задушевно: «Притомился дружище, отдохнуть тебе надобно, мерещится уже от усталости. Нет там никого…».
        Вот тут-то меня и проняло по-настоящему. Нечего ему сказать, если не видит. А палить бы я начал? Нет уж... Лучше помалкивать и на усталость свалить.
        Кивнул Серпу, развернулся спокойненько и обратно потащился, другого слова и не подобрать. А «зомбак», мать его за ногу, так и прёт на меня, шаркая сапожищами по выбоинам и расплёскивая кровь по асфальту. Притом, след за ним тянулся на метр, не больше - освещена у нас база добротно, так что разглядеть можно не хуже, чем днём – и чем ближе он, тем запах смердит всё больше, а след обрывается и исчезает за ним, как раз, через тот самый метр. Выходит галлюцинация, научно выражаясь, только с запашком не добрым. Слыхивал я выражения позаковыристее от «научников», но это в самую точку.
        Прошёл мимо, бочком-бочком, сторонясь, как можно непринуждённее, вдруг увидит кто, хлопот не оберёшься и репутацию потеряешь. А второе гораздо важнее первого. Вот и приходится соответствовать, благо и не такое видеть приходилось. А он всё за мной движется как на верёвочке. Ему бы за бабами бегать, а не за старшиной Долга победоносной поступью ступающего и прочее-прочее…
        Успокаивал себя, как мог, конечно. Куда уж из аркана денешься, только в лапы сна не далее.
        Так и поступил. Прилёг на своё местечко и добросовестно стиснул веки. Через пару минут и «болванчик» припёрся. Опять началось: запахи, звуки и прочие непонятные гадости. Благо душить не пытался или ещё как-то коснуться, только шумел и портил воздух.
        Проворочался всю ночь с бока набок. Стоит отвернуться, он на другую сторону чешет и опять перед глазами маячит. Я отвернусь, он опять. Так и не поспал, как не трудно догадаться.
        Под утро исчез как-то незаметно. Радости просто не было предела. День провёл в заботах и повседневных тяготах, как это обычно бывает у старшины, а потом и спать улёгся пригубив не мало. Благо нашёлся повод, хоть и не значительный, но сыгравший мне на руку.
       Только двенадцать пробило, как он опять явился. Я хоть и пьян был, но почувствовал, как же не почувствовать. Схватил я «кирзач» и по морде ему со всего размаху. И представляете братцы, словно шашкой махнул наотмашь, ни следа, ни пореза, конечно, ни какого эффекта вообще. Насквозь прошёл, я сам чуть вверх тормашками с кровати не грохнулся, а ему хоть бы хны. Ну, плюнул на всё в сердцах и покрыл его трёхэтажным. Кто-то явно слышал, но виду не подал, не те ребятки. В общем, эту ночь я провёл приглядно, хоть и просыпался изредка. Алкоголь своё дело знает, хоть и мешали порядком удушливый запах, от которого воротило и бесконечное бульканье с хрипом.
        Под утро всё исчезло, как по мановению волшебной палочки. Денёк я вам скажу, выдался сложным и ничуть не привлекательным. Мысли постоянно блуждали и меня, в общем-то, не принимали всерьёз в этот день, понимали, списали на упаднические настроения после потери бойцов. Да и скорее всего, наслышаны были о ночном инциденте. Ничего умнее, чем напроситься в караул под вечер я не придумал. Да и рады были помочь, разрешили и одобрили без подначек всяческих.
        Без пяти двенадцать глянул на часы и, перехватив «Грозу» поудобнее пристроился у будочки затягиваясь очередной цигаркой, уж не припомню, какой по счёту, но три пачки улетело за день, это точно, не сводил взгляда с циферблата постоянно прислушиваясь.
Прошла минута, затем вторая, но не чего не происходило. Воспрянув душой и телом, достал последнюю сигарету из пачки, с собой ещё пара пачек, так что нечего беспокоиться. Прикурил от спички, смял пачку в бесформенный комок и швырнул в «бездонную мусорку». Так мы называли жарку неподалёку, почти у самого КПП. Ярко вспыхнув, она тут же превратилась в труху, а огненный столб так и бил в воздух требуя добавки. Потихоньку «бездонная мусорка» успокоилась и иссякла в слабом колебании воздуха.
        Уже было отвернулся, но послышалось какое-то необычное шуршание листвы. Тут-то и насторожился, сомнительны галлюцинации на посту. Лучше уж перебдеть чем не добдеть. Насторожился в общем как в карауле и положено. Передёрнув затвор, направил ствол в сторону звука…
«Хыр-хыр-хыр» зазвучало столь мучительно знакомо, что даже очередь не заглушила упрямого гомона. Он также брёл, не останавливаясь ни на секунду, но чуть подёргиваясь от пуль. Но на этот раз он выглядел более ужасающе, и разило мама дорогая. Но он чувствовал! Серьёзно вам говорю! Очередь прошила его, и он почувствовал!
        Не колеблясь, вынул магазин и бросил в него. И попал по голове. Попал! Он почувствовал! Вблизи послышался топот ног, значит и подмога уже близко. Ну уж нет… Ты мне, гадина, поспать не давал, мучил, облобызал с ног до головы, падаль этакая… А вот хрена тебе лысого!..
        Не на шутку я разъярился тогда. Не менял магазин, некогда и не успел бы. С подствольника шарахнул. Только ухнуло, да разнесло на куски…
        Подоспели друзья товарищи, но помогать не требовалось – своими силами управился. Дружно осмотрели они место, а я в стороночке курил, но рука предательски подрагивала. Подошёл ко мне Серп и говорит: «Ну, пронесло вроде». Ну, я ему и выдал, смягчая ситуацию: «Не знаю как вас, а меня точно» Поболтали ещё немного и подменили меня. Какая уж работа после дела. Отправили спать и накатить позволили. Вот тогда я выспался.
Но не конец это солдатушки. Конец истории через пару месяцев нежданчиком нагрянул.
        Пригубили мы как-то с Серпом по рюмочке, ну как по рюмочке, литры по полтора на каждого. И рассказал я ему историю, о которой и по пьяни языком не чесал. Пригорюнился он, но я-то увидел, что-то неладное, ну и выпытал.
В общем, чахлык этот, как кощеев на Украине называют, оказался не такой уж нэвмирущий. Это был Володька «Сиплый». Ну, был у меня в подчинении солдатик один – Сипов Володя. Исчез он полгода тому…. Перебежчиком оказался, падла.
        Сменщики поглядеть захотели, что за зомби свежеиспечённый, ведь свободовец, как-никак. Сняли с него противогаз и на рожу знакомую наткнулись. А меня решили не расстраивать… Так бы и не докопался никогда до истины, но у Зоны свои пути-дороженьки…
Вот и получилось, что я ему за предательство отомстил. Но всё же помянул я его пократче от остальных. Извиняться, как-никак, приходил. Видимо, личной встречи требовал. Я так считаю. Такова братцы Зона в своём истинном обличии: кого-то судит и наказывает, а кому-то напоминает и благоволит.
        Вот вам и вся история от первоисточника, так сказать. Так что? заслуживает ваш старшина бесплатную рюмочку гранёного размера, а, новобранцы?

 

Изменено пользователем RDS
  • Нравится 1

«Разумная храбрость — это катахреза» из повести Стругацких «Стажёры»

FA58zbp.png

http://rghost.ru/45827792 5-этажка + школа №4 (из Припяти)

Ссылка на комментарий

Я не вижу изменений. Нет. Нет.

Кажется, что в жизни есть на всё один ответ - НЕТ:

Добру и Счастью, Миру и Надежде - НЕТ;

НЕТ - красивым девочкам в Душе своей несущих Свет;

НЕТ - Константинам и Валерам и Максимам - НЕТ;

Маринам, Машам, Дашам, Таням, Саням, Лёхам - НЕТ,

Вас НЕТ - есть только серая толпа, воспринимающая Свет лишь иногда. Да?Да! ДА!!!

По указке, по желанью Пастуха - слепое стадо, поворачиват головы и тогда - 

Открываются Глаза, но они ВИДЯТ - только то, что им СКАЗАЛИ и ТАК БУДЕТ ВСЕГДА,

Потому, что - есть на свете Сила, это Древняя Сила,

Сила которая - всех людей в своих руках носила, 

Заражая своей силой: убивая-исцеляя, окрыляя-приземляя, отупляя-обостряя, 

замедляя-ускоряя, покоряя и ломая - НИКОГДА НЕ ОТСТУПАЯ!!!

Она может быть: Великой, Ужасной, опасной и страстной

и если ты ещё не понял, что с ней НУЖНО СЧИТАТЬСЯ - 

она восстанет из пепла, она будет в твоих снах, она найдёт тебя везде И ДА БУДЕТ ТАК,

и преподаст тебе Урок, что - невозможно забыть,

потому что напоминанием о ней, будет - твоя жизнь,

которая пронизана этой Силой, которая зовётся.... НЕТ, не любовь, а ХОЧУ!!!

Хочу - ТО! Хочу - ЭТО! Ничего не хочу... И ХОЧУ - ВСЁ НА СВЕТЕ!!!

Силой нашего ХОЧУ мы разрушаем Планету и от нашего ХОЧУ - появляются дети,

из-за нашего ХОЧУ мы поступаем ужасно, ради нашего ХОЧУ - мы режем Судьбы как масло,

играем опасно, не замечая коварства - этой Силы Ужасной,

которой МЫ ПРИНАДЛЕЖИМ, ИБО В ЭТОМ - Наша Жизнь,

по которой, мы идём с закрытыми глазами,

не видя ничего, кроме - НАШИХ ЖЕЛАНИЙ:

грязных, Прекрасных, лицемерно-ужасных - ПОТЕНЦИАЛЬНО ОПАСНЫХ!!!

Ну очнитесь Люди!!! Ведь нельзя так больше Жить!!!

Своим желаньям, подчиняя нашу жизнь, мы плюём почти на всё,

но когда Смерть придёт за нами - ОНА плюнет нам в лицо и заберёт СВОЁ:

наши заплёванные жизни, наши смелые мечты И ИСЧЕЗНЕТ - Наша Жизнь,

которую мы тратим лишь на то, что смысла не имеет, и именно тогда - ОНА НАС ПОИМЕЕТ!!!

И мы уйдём в никуда! Оставив след после себя только в ВИДЕ - НАШИХ ЖЕЛАНИЙ:

безобидных и мелких, Великих, Прекрасных, безразличных и страстных -

ПОТЕНЦИАЛЬНО ОПАСНЫХ!!!

Мы идём на преступленья!!! Мы прожигаем свои дни!!!

Мы не найдём себе покоя, пока будет рядом жить - ХОЧУ!!!

ХОЧУ - ТО!!! ХОЧУ - ЭТО!!! ничегонехочу... И ХОЧУ ВСЁ НА СВЕТЕ!!!

Силой нашего ХОЧУ мы - СПАСАЕМ Планету, и от нашего ХОЧУ - НЕпоявляются Дети,

из-за нашего ХОЧУ - мы поступаем ужасно, ради нашего ХОЧУ - мы режем Судьбы как масло,

играем опасно, не замечая коварства - этой Силы Ужасной,

которой МЫ - ПРИНАДЛЕЖИМ, ИБО В ЭТОМ - НАША ЖИЗНЬ,

по которой, мы идём с закрытыми глазами,

не видя ничего, кроме - НАШИХ ЖЕЛАНИЙ:

грязных, Прекрасных, лицемерно-ужасных - ПОТЕНЦИАЛЬНО ОПАСНЫХ!!!

Ну очнитесь Люди!!!

Ведь нельзя так больше Жить - своим желаньям, подчиняя - НАШУ ЖИЗНЬ...

 

Донецк, Декабрь 2007г.

 

 

Изменено пользователем Ушастик
  • Нравится 2
http://steven-jobs.ru/zhizn-stiva-dzhobsa


Во Имя: Всемогущего А-Лайфа и Всевидящего Рэндома. imho

Ссылка на комментарий

А я вот замахнулся аж на роман)))) Кстати, полтора года, как с куста... Вот только что закончил.

 

"Прокол" в формате рар

http://rghost.ru/48127592

 

 

"Прокол" в формате зип

http://rghost.ru/48127593

  • Нравится 1
Ссылка на комментарий

Для затравки.

Прибежала курочка к кузнецу.
 — Кузнец, кузнец, дай скорее хозяину хорошую косу! Хозяин даст коровушке травы, коровушка даст молока, хозяюшка даст мне маслица, я смажу петушку горлышко: подавился петушок бобовым зернышком.
 — Косу я, конечно, дать могу. Но почему бы тебе просто не взять у меня масла?
 — Да-а?! И запороть такой хороший квест?!

 

Демиург.

Человек зашел в кабинет демиурга Шамбамбукли и устало опустился на стул.
 — Уфф! — выдохнул он. — Ну и наворотил же ты на этот раз, создатель!
 — Что? — встрепенулся Шамбамбукли. — Что еще не так?
 — Да посмотри сам, — человек протянул демиургу журнал своей жизни. — Видишь? Вот здесь, здесь и… — он перевернул страницу, — вот здесь. Я совершил благие дела, а где воздаяние? Или вот, взгляни сюда — разве такое суровое наказание за такой мелкий проступок адекватно? По-моему, нет.
 — По-моему, тоже, — согласился Шамбамбукли. — Да, чего-то я тут и правда…
 — Смотрим дальше, — продолжил человек. — Вот мои жены и любовницы, вот мои дети. Семеро мальчиков, одна девочка. А у моего соседа четыре девочки, а мальчиков вообще ни одного. Это, называется, «равномерное распределение»?
 — Странно, должно было получиться примерно поровну, — удивился Шамбамбукли. — Я проверю…
 — Да уж проверь. И с ростом тоже неувязка. Нет, до сорока все было в порядке, а потом параметры, вместо того, чтобы расти, стали снижаться. Сила, здоровье, выносливость… А как стукнуло семьдесят, и интеллект стал по нулям. Как дальше жить? Кстати, слушай, семьдесят — это мало! Подними планку хотя бы до ста сорока, а то ведь народ начнет толпами уходить — неинтересно становится после семидесяти-то.
 — Ладно, я придумаю что-нибудь, — промямлил Шамбамбукли.
 — Или вот, — сурово продолжил человек, — за две недели я в общей сложности четыреста раз перевел разных — заметь, разных! — старух через дорогу. Должен был получить к своему имени почетную приставку «Переводчик Старух», а как меня на самом деле стали называть? Да ты не красней, отвечай!
 — Да, неловко вышло, — смущенно отвернулся Шамбамбукли. — Извини.
 — И это еще не все! — воскликнул человек. — Где обещанный нимб? Он мне положен по совокупности совершенных добрых дел! Где бонус к зарплате за ловкость? В возрасте шести лет я целый месяц перед новым годом кушал овсяную кашу, чтобы получить пожарную машинку — где она? Почему этап обучения длился целых двенадцать долбаных лет? Почему, наконец, мой хомячок не хотел размножаться в неволе?
 — Понял, понял! — замахал руками Шамбамбукли. — Я все исправлю, честное слово! В самое ближайшее время.
 — Вот, здесь полный список замеченных ошибок, — человек раскрыл журнал ближе к концу и ткнул пальцем. — Восемь страниц, с подробностями, как полагается. Что, где, когда, при каких обстоятельствах — в общем, разберешься.
 — Спасибо, — кивнул демиург. — Ты мне очень помог. Хочешь передохнуть?
 — Да, дней сорок-пятьдесят, если можно.
 — Хорошо, значит, жду тебя в конце следующего месяца. — Шамбамбукли сделал пометку в блокноте. — Переродишься девочкой, проверишь все еще раз, а потом надо будет еще с котами разобраться, так что не затягивай. Обидно будет, если не уложимся в сроки релиза из-за каких-то глупых недоработок.

 

Гоблин.
 

"Стрела стукнула по нагруднику, и я выругался. А еще говорят, гоблины плохие стрелки! Этот не промахнулся пока ни разу. Другое дело, что я весь в мифриловой броне, даже из композитного лука не пробьешь.
Отметив, откуда прилетела стрела, я пригнулся и побежал наискосок по склону. В кустах зашуршало — гоблин тоже сменял позицию. Не хочет подпускать вплотную, и тут я его понимаю. Он, конечно, крут, но в ближнем бою я еще круче.
Охота шла уже третий час — или четвертые сутки по местному времени. Я, несмотря на то, что заранее хорошо выспался, уже начал уставать, а гоблин, само собой, был по-прежнему бодр и свеж, как огурчик. До сих пор мне не удалось его даже зацепить. Да что там зацепить, я и увидеть-то его толком не сумел! Только пару раз мелькало что-то смутное за кустами, но пока я вскидывал арбалет, уже и нет никого. Хорошо прячется, зараза. Куда лучше, чем положено при его-то уровне. Можно, конечно, шандарахнуть магией по площади, но все заклинания у меня, как назло, смертоубойные, а гоблин мне нужен живой.
Прошло еще полчаса. Я потратил девять болтов, но, кажется, все впустую. Гоблин стрелять перестал — очевидно, бережет последние стрелы. Их же потом не соберешь, исчезают.
Зато с дерева на меня свалился мешок камней. Ловушка, будь она неладна. А я прошляпил. Не смертельно, но обидно. Два самострела я вовремя обнаружил и обезвредил. Потом провалился в ловчую яму, но успел ухватиться за корень и выкарабкался. Разозлился только очень. Да что этот гоблин о себе думает?! Он не имеет права на такие ухищрения!
Прошло еще часа полтора, я сделал вынужденный перерыв — не железный все-таки, хотя по виду и не скажешь. Гоблин времени зря не терял, и ко времени моего возвращения в рощу успел наделать новых ловушек, так что охота стала еще более выматывающей. Когда очередной скрытый рычаг столкнул меня в берлогу к сильно раздраженному медведю, я совсем рассвирепел. Медведь прожил две секунды. Кажется, это рекорд.
После берлоги были и скатывающиеся со склона бревна, и прикрытые листьями ямы, и даже взведенная катапульта, на которую я чуть было не наступил. Но всему приходит конец, пришел конец и охоте.
Впереди и сбоку раздался громкий треск, а за ним — отчаянная брань. Ну да, я тоже наставил тут ловушек. Что я, хуже гоблина?
Теперь уже можно было не торопиться. Я не спеша подошел к яме и присел в сторонке, благоразумно не заглядывая внутрь. Мифриловый шлем тоже имеет прорези в забрале, а у гоблина могли остаться еще стрелы.
— Гргунц Гхыр! — донеслось из ямы.
— Я не говорю по-гоблински, — ответил я. — Так что не валяй дурака.
Гоблин в яме засопел и произнес уже по-русски:
— Ну и чего ты ждешь? Добивай, раз поймал, и покончим с этим!
— Ты не понял, — я покачал головой, хотя гоблин этого видеть, конечно, не мог. — Мне не нужна награда за твою голову. Я не игрок, я бета-тестер.
— Чего?!
— Что слышал. У меня работа — отлавливать баги.
— А я, значит, баг?
— Значит, так.
Гоблин опять засопел, на этот раз — обиженно.
— Сволочь ты…
— Работа обязывает, — ответил я. — Но и ты хорош. Я бы даже сказал, слишком хорош. Ты же по легенде вор пятого уровня, или забыл? А об тебя ломают зубы группы из шести-семи высокоуровневых файтеров и магов! Ты что, возомнил себя местным мини-боссом? Квест по твоему уничтожению должен быть средней степени сложности, а ты выставил даже не высокую — высшую!
— Жить-то хочется, — пробурчал гоблин.
— А что тебе сделается, ты же после каждого поражения воскресаешь заново. И даже боли не чувствуешь.
— Мало ли, чего я не чувствую. Думаешь, если искусственный интеллект, то мне все пофиг? Боль… я не знаю, что вы, люди, называете болью, но вот когда из тебя после убийства выпадает квестовый предмет — это, знаешь ли, не то ощущение, которое хочется повторить.
— Меня это мало волнует, — безжалостно отрезал я. — Ты нарушаешь правила. Хочешь, чтобы тебя пофиксили? Снизили уровень интеллекта?
— Нет, не хочу! — испуганно отозвался гоблин. — То есть, если ты никому не расскажешь…
— Расскажу! — мстительно заявил я. — Все припомню — и медведя, и катапульту, и пять часов беготни по лесу — ничего не забуду. За все ответишь!
Гоблин помолчал. Недолго, секунды три — искусственный интеллект быстро соображает.
— Может, договоримся как-нибудь? — неуверенно предложил он наконец.
— Вот это уже другой разговор! — усмехнулся я. — Вижу, ты серьезный собеседник. Давай, выкладывай, что у тебя есть.
— В шестой локации, — деловым тоном начал гоблин. — Возле фонтана. Там сдвинуты текстуры, можно провалиться.
— Знаю. Скажи что-нибудь новенькое.
— Вторая локация, дом Габонго, две стрелы в верхнем ящике стола. Они не обнуляются. Если закрыть ящик и снова открыть…
Я понимающе присвистнул.
— И сколько же у тебя еще стрел?
— Восемьдесят две штуки.
— Правильно я не стал соваться к тебе в яму, — пробормотал я. — Еще что-нибудь расскажи, этого мало.
— У летучих крыс в Темно-Синем лесу шестьдесят хитов вместо шести. Заклинание «Freeze» не действует на жестяных големов. Мини-босс Сморкл по непонятной причине иногда роняет щит.
— По непонятной причине? — скептически переспросил я.
— Да! — злобно огрызнулся гоблин. — По непонятной. Ты у нас бета-тестер, можешь выяснить, а я говорю только то, что знаю.
— Еще что-нибудь знаешь?
— Знаю. Если при покупке зелья Малого Лечения класть его не в рюкзак, а сразу в быстрый слот, то деньги не снимаются.
— А вот за это — спасибо, ценная информация. Еще что-нибудь?
— Нет. Может, завтра.
— Ну, хорошо. Можешь жить. Пока…
Я протянул гоблину руку и вытащил из ямы. Стрелять он и не пробовал — знал, что это уже не нужно.
— А ты меня славно сегодня погонял, — я уважительно похлопал гоблина по плечу. — Ладно, сделаю тебе тоже подарок. Запоминай код: gobredteethl. Усвоил?
— Да.
— Проверь, если хочешь. У меня без обмана.
— «gobredteethl», — быстро вывел гоблин в консольном окне. На траву перед ним упал длинный кривой клык.
— Ой! Это же мой! — обрадовался гоблин.
— Квестовый, — кивнул я. — Можешь больше не помирать каждый раз. Только постарайся изображать смерть поубедительнее, ладно? И зуб роняй по возможности естественно.
— Не учи ученого! Я умирал почаще тебя.
— Охотно верю. Ну, бывай, непись.
— И ты бывай, читер.
— Так я загляну завтра?
— Угу. Постараюсь что-нибудь раздобыть.
— Уж постарайся. В долгу не останусь. И смотри, чтоб без этих твоих шуточек! Второй раз жалеть не стану.
— Ладно, ладно. Понял уже.
— Ну, хорошо, если понял.
Они, и правда, понятливые, эти искусственные. Слишком понятливые иногда."

 

Изменено пользователем koshak
  • Нравится 2
Ссылка на комментарий